Рубрики
Ресурсы
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
Сайт Президента Республики Беларусь
Национальный правовой портал
Культура

3.08.2017

Волны, паруса и любовь

<p>3.08.2017</p>
<p>Волны, паруса и любовь</p>

Могилевский драмтеатр закрыл сезон премьерой «Женщина моря»

Саулюс Варнас умеет расшевелить даже изнывающую от внезапно нахлынувшей жары могилевскую публику. «Женщина моря», которой завершил сезон Могилевский драматический театр опять на пике споров. Случилось или не случилось? Срослось или не срослось? А если сравнить с «Крейцеровой сонатой»?! А как Ваня Трус, ушел от своего забравшего осенью национальную премию Позднышева, удалось?

Спорят? Наверное, это и есть тот самый результат, о котором стоит мечтать каждому художнику. Спорят — значит, задело. Значит, есть о чем спорить. И не случайно на заключительные спектакли сезона в Могилев приехали театральные критики из столицы — выходит, уважают. Выходит, им интересно.

Татьяна Дмитриевна Орлова перед  генеральным прогоном «Женщины моря» была настроена категорически: «Саулюс — талантливый  интеллектуальный режиссер, в Могилеве его не понимают».

Татьяна Дмитриевна, понимают! Сама видела, как в финале пожилая зрительница рядом со мной тихонько вытирала слезы. А один из фанатов, тоже могилевчанин,  написал в соцсетях  про спектакль, дословно: «Новый шедевр гениального режиссера».

Стопроцентно уверена: по поводу шедевра и гениальности первый, кто улыбнется, так это сам Саулюс. Его творческому почерку, да и характеру, видимо, тоже, свойственны прибалтийская сдержанность и стильность, которые  исключают эпатаж такого рода. Кроме того, он прекрасно  осознает, что многие наши проекты имеют четко очерченные рамки реальности.

Итак, что «срослось», на мой простой взгляд зрительницы  с десятого ряда? Дуэт режиссера и прекрасной Юрате Рачинскайте, приглашенного художника-постановщика из Вильнюса. На этот раз никаких черных тонов и полутонов, только отраженное солнцем море и свет счастливой жизни. Которая может быть, а может и не быть, все зависит от нас самих. Прозрачные волны, превращающиеся в поднимающиеся паруса. Костюмы главной героини и ее бывшего возлюбленного блестят, как рыбья чешуя. Они, эти костюмы, практически одинаковы, деталь к детали, что говорит о родстве душ и одинаковой огромной любви к морю. Раскачивающаяся, словно маятник  часов, балясина, на которой едва не теряет равновесие главная героиня. Потому что сейчас ей предстоит сделать самое важное в жизни — выбрать судьбу: за спиной — бывший любимый,   в лицо — прямо и твердо — смотрит нынешний.

Вообще ужасно интересно читать детали и образы на сцене. У героя Ивана Труса и его дочерей костюмы подчеркнуто цивильные, светлые. У этих троих — свои воспоминания и своя история. Когда они сидят в обнимку на полу и вспоминают другую женщину — маму девочек,  рождается отдельная картинка в духе Эдуарда Мане.

«Застывших картинок» в спектакле вообще довольно много. Вот готовая открытка: девушка в светлом платье на белых камнях с букетом пестрых цветов в руках. Цитата из куртуазной тематики: пожилой ловелас в поблескивающем пиджаке соблазняет юную девушку на фоне моря, белых камней и рассыпанных у ног пары цветов. Грамотно высвеченное прожектором лицо героини — Наташи Колокустовой — тонкое, не наше, возвышенно-мечтательное… Красиво, черт побери!

А еще эти ходули, на которых полспектакля героически топчется по сцене Анжелика Барчан. Играющая на тросточке тарелка, с которой ловко, по-цирковому, управляется неожиданно для себя сыгравший «свежего кавалера» Василий Галец. Металлический обруч, который  гоняет по сцене любимец публики Ваня Трус…

Сам Саулюс, к которому журналисты после спектакля пристали с нудными расспросами: а что означает вот эта деталь, что эта… ответил: думайте сами, господа, для этого собственно и работали.

Лично я прочитала цитату из «Титаника»: герой и героиня, бывшие любовники, шли на свидание друг к другу с распростертыми, как крылья у чаек, руками. Только ДиКаприо и Кэйт  Уинслет  в результате слились в одну скульптурную композицию, а тут… ну не сложилось у ребят по авторскому замыслу! А Ваня Трус в светлой паре и шляпе с полями вызвал в душе светлый образ Михалкова-Паратова из « Жестокого романса». И в этом что-то есть, между прочим: начинают работать ассоциации, раскручивая мысли и эмоции.

Итак: светло, красиво, стильно, про любовь… Море шумит. И чего нам, зрителям,  только не хватает?

Ирина Торпачева.