Рубрики
Ресурсы
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
Сайт Президента Республики Беларусь
Национальный правовой портал
"ДНЕПРОВСКАЯ НЕДЕЛЯ"

16.05.2017

На коне

<p>16.05.2017</p>
<p>На коне<br>Казачий конно-спортивный клуб «Ермак» известен далеко за пределами Бобруйского района. Руководит им Руслан Алиев — человек, сила характера которого чувствуется за версту. Ощущают это и его питомцы — породистые лошади и невероятно милые, почти плюшевые пони. При виде вожака они все как один подбираются,  а кое-кто даже начинает гарцевать. Картинка!
Твердая рука
— Может, вы для них все-­таки папа? — решила переуточнить у Руслана Олеговича я.
— Нет, однозначно вожак. Это правильно! Как­-то в Азербайджане дове­лось побывать на ночном выпасе английских чистокровных лошадей. Их было более тысячи. «Здесь сразу виден характер, — сказал мне тогда опытный чабан. — Внимательно наблюдай! Как животное ведет себя в табуне, так и ты должен себя с ним поставить». Иногда действительно следует воспринимать лошадь как капризного ребенка: надо поругать — ругай… Любая, даже самая сноровистая, должна понимать, кто главный, чувствовать силу. Иначе — беда.
А ведь у каждого питомца «Ермака» — шести кобылок и жеребцов, а также двух пони — нравы еще те. Одна из самых упрямых — Мазда. Сладить с ней может лишь Руслан Алиев. Но в этом качестве, по его мнению, много плюсов. Участвовать в прокате, возить деток ей не нравится — подавай серьезную работу! Вот тогда лошадь «включается» на все сто процентов. И через огонь бесстрашно перепрыгивает, и через кольцо. Фи­лигранное мастерство Мазды впечатлило даже видавших виды москвичей: ее выступления в российской столице помнят до сих пор.
Прямая противоположность подруге восьмилетняя Милка. Она, наоборот, спокойна и рассудительна. Прямо-­таки лошадиный Сократ. А вороная Мирабель, будь она человеком, смогла бы стать чудесной воспитательницей или нянечкой в детском саду. Малышня ее просто обожает! Но и казачью джигитовку, и манежную синхронную езду демонстрировать на этой эле­гантной кобылке в радость.  
Наиболее общительный и любознательный, как выяснилось в ходе интер­вью, молодой Вильгельм. Он то и дело тыкался мордахой в наши, чужа­ков, шеи и руки. А вокруг Руслана Олеговича вообще кружил и порхал, как бабочка. При- чем делал это с непередаваемо независимым видом: мол, мне здесь ничего не надо, так, случайно мимо проходил... Когда смотришь на это, невозможно не умиляться!    
— Они все чувствуют и понимают, — вторит моим мыслям руководитель клуба. — Хороший человек или плохой, смелый или слабохарактерный… С самого детства лошадей мы приучаем не быть агрессивными. Допустим, если сюда заглядывает робеющий новичок, чтобы покататься — его и вправду никто не сбросит. Однако животное развернется — и в сторону дома. Или вообще будет стоять, будто бы не знает, чего от него хотят. Не­удивительно, что в конном спорте обычно отважные, выносливые и фи­зически развитые люди. Особенно в джигитовке, где все делается без под­страховки.

Казачья удаль
Руслан Алиев, родившийся и выросший в Баку, на спортивный ипподром попал, когда ему было 11 лет. До этого в жизни уже тогда отличавшегося бесстрашием пацана были другие виды спорта, в тот период ­ фехтование.
— Старшие соседские мальчишки занимались конным троеборьем. Поле­вая трасса, за которой находилась маслиновая роща, проходила через наш микрорайон. Мы, малые, периодически наблюдали, как взрослые ребята там тренируются. Те, бывало, по-­соседски подхватывали нас, катали. Вот с тех пор я по-­настоящему полюбил лошадей… Сыграла роль, наверное, и кровь: моя бабушка — кубанская казачка. Батя заканчивал исторический факультет АГУ: много интересного знал и мне рассказывал о казачестве в целом, да и про род Башко по бабушкиной линии в частности. Я, кстати, был в Запорожской Сечи. Поддерживаю связь и с коллегами оттуда, из местных конно­-спортивных клубов. Неоднократно приглашали  пого­стить. Обязательно с семьей как­-нибудь выберемся!
Между прочим, остальные Алиевы — жена и дети Руслана Олеговича — будут в этой поездке не просто сторонними наблюдателями. Все семья, от мала до велика, что называется, в теме. Старший сын Олег, например, становился чемпионом по джигитовке в Воложине. Двойняшки — хоть еще от горшка два вершка — тоже занимаются этим военно­прикладным видом конного спорта, выполняют сложные гимнастические и акробати­ческие трюки. Екатерина Алиева, спору нет, своему супругу в семейном деле самая надежная опора.
С таким тылом не то что лошадей, львов держать не страшно! Но собе­седник не скрывает: своих питомцев ни на что не променяет, они — дело всей его жизни. К тому же граней в любимой работе очень и очень много. Это и тренерство, и цирковое искусство (да­-да, Руслан Алиев и его граци­озная «команда» сотрудничают с цирком Russoli),  и спортивные соревно­вания, и возрождение традиций, и участие в реконструкциях историче­ских событий, и просто предоставление людям возможности покататься, и даже медицина. Как так? — насчет последнего спросите вы. Вопросом на вопрос ответим: а про иппотерапию слыхали?  

Лошади­-лекари
Направление, подразумевающее «оздоровление лошадью», появилось в «Ермаке» в 2008 году. Этот метод коррекционно-­развивающей работы с детьми, применяющийся для лечения заболеваний опорно-двигательного аппарата, ДЦП, аутизма и других недугов, Алиевы долго изучали, кон­сультировались со специалистами, а Екатерина даже ездила на обучение в столицу. Пробные занятия начинали с горстки ребятни, с течением време­ни деток становилось все больше и больше. О волшебных результатах ип­потерапии на Бобруйщине заговорили во весь голос.
— И это вполне объяснимо, — убежден Руслан Олегович. — Методика реально помогает. Лошадь передает более 150 импульсов, ее температура всего на два градуса выше нашей. Поэтому дети — в основном с пробле­мами опорно­двигательного аппарата — катаются без седла.  
Один из примеров чудес — по-другому и не скажешь — история четырех­летнего Ванечки, который не ходил. И вот, позанимавшись какое­-то время в «Ермаке», сделал первые шаги!
— Звонит мне его мама. Очень взволнованная, встревоженная… «Пред­ставляете, Ваня пошел! — сообщает она. — До десяти считать умеет, так десять шажочков и протопал…» Это огромное счастье и для семьи, и для нас! Или, случается, приводят сюда детей, которых сугубо психологиче­ски тяжело посадить на лошадь. Крик, слезы! Несколько тренировок — и ребенок сам бежит, чтобы быстрее забраться на своего нового друга.   
Заниматься желательно три раза в неделю в теплый период по 30­—40 ми­нут. Участвуют воспитанники «Ермака» и в республиканских соревнова­ниях по иппотерапии, стабильно берут призовые места. Кстати, лошади при данной методике используются старше шести лет: до этого возраста они, как малыши, зачастую не осознают, что делают. Ну и конечно же предпочтение отдается флегматикам. Питомцы с бойцовским характером у Руслана Алиева тоже есть, но они заняты в иных сферах.

Жеребцы — направо, кобылы — налево
— Если бы сейчас здесь был папка Вильгельма, он бы всех построил, — смеется конезаводчик. — Это кроющий жеребец (поэтому, собственно, на момент интервью и отсутствовал — прим. авт.), хо­зяин табуна. Меня хоть и бузит, но воспринимает как старшего. Одна­жды, помню, участвовали в реконструкции событий периода Великой Отечественной войны в Осиповичах. Там были еще лошади, в том числе кобылы. Я реконструкторам говорю: мол, ребята, осторожнее… Они от­шутились в ответ. В итоге, почувствовав кобылу, мой богатырь разогнал всех: и людей, и животных… Еле его обуздал!
Возмутителей спокойствия Руслан Олегович успокаивает четко и кон­кретно. Но подобных аховых историй — сейчас забавных, а когда­-то их очевидцам было явно не до смеха — знает огромное количество.
— Проходил турнир в Горках. Участвовал в нем трехлетний жеребец Аф­рик. Бешеный, огонь! Тоже кроющий. Я год потратил, чтобы психику его перестроить. В итоге тот стал чемпионом! Всё, хоть и горячий, вы­полнял блестяще. Так вот, на тех соревнованиях Африк кобыл в одну сто­рону отогнал, жеребцов — в другую. А сам стал посередине, между ними, и стоит! Смех! Зрители потом говорили: «Мало того, что конкур посмот­рели, так еще и аттракцион бесплатный…»
Кстати, насчет аттракциона. Руслан Алиев ставит множество трюков с лошадьми для цирка и не только (одна его джигитовка чего стоит!).  
— Из них самый сложный — не физически, а морально — когда верхом надо перепрыгивать через человека (тот, находясь головой вниз, растяги­вает ноги). С усложнением — ложатся по периметру, спереди и сзади, еще люди. Лошадь весит от 400 до 700 килограммов. При приземлении на зем­лю ее давление в три раза увеличивается — до 1,5 тонны. Ответствен­ность при выполнении таких номеров, естественно,  колоссальная...  
Что тут скажешь? Не для слабонервных зрелище.
Да и в целом в этой профессии надо обладать мощным духом и быть неве­роятно уверенным в себе человеком. А еще любить лошадей. Причем вза­имно. Все перечисленное у героя нашего материала есть. И это большое счастье!
Ольга СМОЛЯКОВА.
Галина ГАВРИЛОВИЧ (фото).